Сильные лидеры стареют

33eba6a4

Нурсултан,назарбаев Азербайджанская модель преемственности власти внутри клана потерпела в Казахстане и Узбекистане неудачу.

По словам казахского президента Нурсултана Назарбаева, на этой неделе в пятый раз ставшего президентом республики, результаты выборов вызвали у него слезы на глазах: согласно официальным данным, он получил 97,75% голосов при явке населения в 95%. «Для супердемократических государств эти цифры неприемлемы. Но я ничего не мог сделать», — таков ответ на критику Запада 74-летнего Назарбаева, возглавившего местную компартию еще до развала СССР и правящего второй по величине после России экономикой в регионе на протяжении четверти века.

Однако по сценарию, как пишет Цита Аффентрангер на страницах швейцарской газеты Tagesanzeiger, «на этих выборах должна была победить дочь Назарбаева Дарига — так же, как это произошло в Азербайджане, где в 2003 году Ильхам Алиев сменил на посту президента своего отца». Но, по мнению Назарбаева, Дарига слишком рано показала стремление к власти, и в результате ее отстранили. Ее супруг, также считавшийся возможным преемником Назарбаева, не избежал подобной участи и впал в немилость, был обвинен в убийстве и коррупции и, в конце концов, в последних числах февраля был найден повесившимся в камере австрийской тюрьмы.

Казахский президент — отнюдь не единственный, у кого есть проблемы с преемником: у его узбекского коллеги автократа Ислама Каримова дела, как говорится в статье, идут не лучше. Как и Назарбаев, 77-летний Каримов, правящий страной с того же 1989 года, хотел протолкнуть на президентскую должность свою дочь Гульнару, что гарантировало бы сохранение власти за кланом Каримовых. 

Но в Узбекистане установился жестокий режим, в котором никто кроме президента не может чувствовать себя в безопасности. Эгоцентричная Гульнара Каримова, наделавшая немало шума вокруг собственной персоны в качестве поп-певицы, дизайнера одежды и представителя Узбекистана при ООН, на протяжении нескольких последних месяцев находится под домашним арестом и сравнивает своего отца с советским диктатором Сталиным. Гульнаре Каримовой предъявлены обвинения в коррупции, отмечает издание. Таким образом, азербайджанская «модель преемственности власти внутри одной семьи» потерпела в Узбекистане неудачу, и в середине апреля Ислам Каримов был в четвертый раз переизбран на пост президента при более чем 90-процентной поддержке населения — и это несмотря на то, что узбекская конституция категорически запрещает это.

Между тем в Узбекистане проблема преемственности власти несет более острый характер, нежели в Казахстане, подчеркивает Аффентрангер. Так, Узбекистан, будучи самой бедной и густонаселенной страной Средней Азии, испытывает проблемы в связи с кризисом в России: возвращение из России на родину около 4 млн узбекских гастарбайтеров привело к росту социальной напряженности в стране. При этом президент Каримов — и в этом нет никаких сомнений — болен: в начале нынешнего года он долго не появлялся на публике и, по некоторым сообщениям, лежал в коме. А речь, которую он произнес во время инаугурации, вызвала тревогу у наблюдателей: переизбранный глава государства постоянно сбивался и не мог произнести ни одного связного предложения, не отрываясь от листа.

Таким образом, переизбрание старых лидеров стало чем-то вроде объявления банкротства авторитарных систем и превратило обоих автократов из факторов стабильности, коими они были ранее, в факторы риска, заключает Аффентрангер. Ведь, по крайней мере, в случае с Каримовым высока вероятность того, что он не доживет до конца своего срока. В случае же смерти президента в стране начнется неприкрытая борьба за власть, что приведет к усугублению кризиса в Узбекистане. В свою очередь, в Казахстане многие считают возможным преемником Назарбаева нынешнего премьера, но он также не является однозначной альтернативой действующему президенту.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *